Архив метки: Леонид Волков

НТВ, ток-шоу про Крым

Орут.
Но из ора я узнал: оказывается, три года спустя, телевизионное начальство все еще считает важным и нужным доказывать массовому телезрителю, что «Крым — наш». Причем как-то заискивающе доказывать: с аргументами типа «давай обратимся к истории и вспомним, как США присоединяли Калифорнию» (sic!). То есть предполагается, что сам по себе телезритель не очень убежден, нужна еще Калифорния.
И главное, убийственное: раздел «работа с возражениями» или «развенчание мифов». Для этого есть инфографика.
Цитирую:
— «Часто говорят, что присоединение Крыма признало только Никарагуа, что Россия, якобы, оказалась в международной изоляции».
Выезжает карта мира, на ней начинают появляться анимированные плашки с названиями стран.
— «А на самом деле! Крым нашим признали! Никарагуа! Афганистан!! Сирия!!! Венесуэла!!!! Южный Судан!!!!! Абхазия!!!!!!».
Триумфальные аплодисменты в студии.

Леонид Волков

Яндекс.Такси в Кирове из суда в аэропорт оказалось раздолбанной старой десяткой

Молодой парень, водитель, Андрей очень хотел поговорить.
— «Вы извините, что машина такая; у меня лучше была, но сгорела в прошлом году; и вот пока так приходится зарабатывать; но так все равно лучше, чем на старой работе».
— «А кем вы работали?»
— «Следователем, в следственном комитете местном. Вот вы из суда едете, наверняка были там на деле Навального, а у меня один раз по нему в проверке материал был».
— «???»
— «По охоте на лося! Написали донос, прислали фотографию, где Навальный с убитым лосем. Мол не в сезон и незаконно. В рамках только доследственной проверки пришлось три тома исписать. Только тогда удалось дело закрыть, когда я связался с участковым в Москве по месту жительства Навального, и тот сходил к нему и прислал мне копию охотничьего билета. Все там законно было».
Говорили про «Кировлес».
— «Все знают, что там состава нет. Поэтому Панов — прежний начальник СК — его и закрыл. А потом его за это уволили.»
— «А точно именно за это?»
— «Конечно, у нас все знают. Уволили через две недели после того, как Бастрыкин на коллегии разнос устроил. Панова — очень хороший был мужик и профессионал — вовсе убрали, а дальше по цепочке всем начальникам отделов и следователям выговоры объявили, а кого и понизили».
Интересно проехали. Обсуждали Белых (Андрей не верит в его виновность), выборы (на выборы он не ходит), Шувалова (из всех расследований ФБК Андрей помнит в первую очередь про корги, и еще его очень злит фраза про «кажется смешным, но многие покупают такие квартиры») и много еще что (в Кирове аэропорт далеко от города).
— А пошли бы вы снова работать в СК, если бы там не было давления начальства и палочной системы, а надо было бы просто дела расследовать?
— Тогда, конечно бы, пошел.
Или вот:
— А кто у Навального в команде? А то слышно только про него одного. Вот станет он президентом, с кем работать будет? Там же все надо менять, откуда он столько людей возьмет?
— Андрей, а вот если бы вы снова вернулись в СК, только без всей фигни, смогли бы наладить работу отдела или управления? Вы же много лет проработали, знаете систему…
Задумался.
— А что, а смог бы!
— Ну вот и ответ на ваш вопрос.
Короче говоря, на выборы 2018 года Андрей пойдет и за Навального проголосует.

Леонид Волков

Про самоцензуру

Говорил с одним знакомым банкиром.
Весьма известным человеком.
Банкир жаловался на жизнь.
«Давайте, парни» — говорит, — «в нашей среде все за вас».
Я говорю: «так может встречу устроим? снимем зал, позовешь своих друзей-банкиров, кандидат выступит, ответит на вопросы по экономической программе и по всему остальному — глядишь, и на кампанию кто-то скинется карманными деньгами, и просто что дельное посоветует».
«Нет, ну ты чего» — машет руками банкир — «ты же сам понимаешь. Я такое даже предлагать не буду. Все испугаются. Ты пойми, они правда все за вас, каждый ходит давно уже с фигой в кармане. Но каждый же понимает, что с ним будет, если он публично вас поддержит. Или хотя бы на встречу пойдет».
Я понимаю, конечно.
Я отлично понимаю, как это устроено с коллективными стратегиями и индивидуальными стратегиями. Если все банкиры (все шахтеры, все учителя, все авиадиспетчеры, все дальнобойщики, все полицейские, все врачи — нужное подчернуть), разом чего-то захотят — то так оно и будет. Нет такой силы, которая была бы способна противостоять организованному протесту, да даже хотя бы организованному протестному высказыванию большой группы людей. Нет никакой силы, которая могла бы что-то сделать со всеми банкирами (всеми шахтерами, всеми учителями…). Нельзя уволить всех учителей, нельзя посадить всех банкиров.
Но тот, кто первый крикнет «Ура» и вскарабкается на край окопа — тот почти наверняка получит снайперскую пулю.
И хотя коллективная стратегия «всем вместе высказать свои требования» легка, прозрачна и гарантирует победу, каждый выбирает индивидуальную стратегию «сидеть и не высовываться».
Отсюда и самоцензура и все остальное.
Но в этом и потенциал.
Все вот эти знаменитые примеры «переворачивающих выборов» в диктаторских режимах, например — это про то, что происходит, когда все люди с фигой в кармане разом ее оттуда все же достают.

Леонид Волков

На самом деле, это такой важный момент истины

Вот мы открываем региональные штабы. «Выходим за пределы Садового кольца», как было модно когда-то говорить.
И у властей есть, по сути, два варианта:
1) Давить на арендодателей, присылать НОДовцев и провокаторов, пытаться срывать работу региональных штабов и все такое.
Но это будет означать ровно то, что Путин боится Навального, что Путин признает Навального своим единственным конкурентом.
2) Игнорировать и не замечать.
Но тогда возможны непредсказуемые последствия — 77 агитационных штабов Навального в регионах России за год активной работы вполне могут поменять политический
ландшафт, и в Кремле это, конечно, понимают.
Оба варианта их не устраивают (поэтому, конечно, мы и спешим с запуском региональной сети: мы-то тоже все это понимаем и просчитали, и пытаемся их загнать в цугцванг).
Поэтому они пытаются придумать третий вариант. Быстро вынести приговор и давить месседж: «В этой кампании нет никакого смысла, Навальный же не может баллотироваться, давайте обсуждать более реальных кандидатов». Ну и всякие околокремлевские журналисты будут за это все втапливать (скоро увидите).
Тут главное одно — не ведитесь. Это будет разводка; не ведитесь!
В выборах мэра Москвы Навальный тоже никак не мог участвовать: и уголовное дело, и муниципальный фильтр непроходимый. А поучаствовал. Потому что мы плевали на все эти формальности и работали.
И в 2017 году — план тот же.

Леонид Волков

Сегодняшняя история с РашаТудей и истерикой Маргариты Симоньян (а также аж российского МИДа!) характерна и полезна,

конечно, тем, что опять во всей красе демонстрирует опасности «проективного» мышления, когда люди, привыкшие бороться со своими оппонентами определенными методами, проецируют их на неприятные ситуации, в которые попадают сами, а потом делают из этого ошибочные выводы, попадают впросак и выглядят нелепо.
То есть вот это вот «ааааа они заблокировали счета чтобы нас заставить замолчать, где же их хваленая свобода слова» — это же восхитительная выдача на-гора бессознательного: да, безусловно, менеджеры российского медиапространства (в их числе Симоньян) не раз и не два и не три так делали — блокировали счета, чтобы заставить замолчать и уничтожить свободу слова.
В итоге получается такое чистосердечное признание.

ФСБ получит возможность возможность принимать нормативные правовые акты без их публикации

На портале нормативных актов прямо сейчас в стадии «общественного обсуждения» находится проект приказа ФСБ России под хитрым названием «О порядке вступления в силу нормативных правовых актов Федеральной службы безопасности Российской Федерации, признанных Министерством юстиции Российской Федерации не нуждающимися в государственной регистрации».
Вот: http://regulation.gov.ru/projects#npa=55586
За хитрым названием прячется бумажка на два абзаца (прочитайте!), смысл которой заключается в том, что — в случае принятия этого приказа — ФСБ получит возможность возможность принимать нормативные правовые акты без их публикации (!).
Двумя словами еще короче: секретные, непубликуемые правовые акты.
То есть ты будешь жить и не знать даже, что нарушаешь неопубликованный приказ ФСБ про какую-нибудь криптографическую защиту информации. Или случайно узнаешь в аэропорту, что выехать из страны не можешь потому, что нарушаешь какой-то неопубликованный приказ про пересечение границы.

Два разных источника подтвердили мне, что на истфаке подготовили на «диссертацию» Мединского отрицательное заключение,

и, соответственно, вчера на заседании диссертационного совета должны были лишить его ученой степени доктора исторических наук.
С этим и был связан весь вчерашний десант московского начальства в Екатеринбург, когда в наш совет большие начальники лично привезли письма от самого Мединского и из ВАКа с просьбой перенести заседание диссовета.
Это был единственный способ «спасти» министра. (И то ведь совет возмущался и далеко не единогласно проголосовал за перенос).
Что будет дальше? Вероятнее всего, никакого нового заседания не будет: просто Минобрнауки отзовет пакет документов на Мединского из УрФУ, и передаст дело на рассмотрение в какой-нибудь более лояльный Кубанский православно-исторический институт. Там напишут какое нужно заключение.
Что хочу сказать: низкий поклон нашим историкам, молодцы, не посрамили alma mater. Спасибо!

Леонид Волков

Незаметно прошел ГОД с момента вступления в силу закона,

обязывающего иностранные и отечественные ИТ-компании перенести в Россию персональные данные российских пользователей, под угрозой штрафов, запретов, банов и прочих страшных кар.
Роскомнадзор и так пугал, и сяк пугал, и кнутом тряс, и в кулуарных беседах пряниками угощал.
Результат: некоторые (немногочисленные) компании выполнили требования закона чисто формально, на 1% — типа перенесли в Россию фронт, на котором происходит авторизация и логин (а дальше что там происходит — Роскомнадзор хрен проверит).
Большинство же компаний (в том числе все крупные, ради которых оно и затевалось) не перенесли ничего. Вот совсем: НИ-ЧЕ-ГО. И это отлично.
Роскомнадзор, как и предсказывалось, умылся и заткнулся. Никаких санкций не последовало. Персональные данные лежат где лежали. Все работает как работало.
С чем всех и поздравляю.
Леонид Волков

Вы спрашивали, каким оно будет — новое дно? Так вот же.

Сегодня президент РФ внес в Госдуму законопроект, предусматривающий односторонний выход РФ из программы по утилизации оружейного плутония (в соответствие с этой программой США и РФ принимали на себя обязательство уничтожить по 34 тонны такого плутония) — в ответ на «недружественные действия со стороны США».
Почему это абсолютно эпохальный момент?
Во-первых, до 3 октября 2016 года в мире была только одна страна, которая шантажировала мир ядерным оружием, чтобы получать продовольствие и деньги. Это была Северная Корея. А с 3 октября 2016 года таких страны стало две. Северная Корея и Россия. С чем всех вас, друзья и поздравляю.
Во-вторых — впервые конкретизировано на официальном уровне, что же мы считаем «недружественными действиями со стороны США». Не просто на официальном уровне — а в бумаге, исходящей от президента РФ, за подписью президента РФ. Конкретный список пунктов, на что обиделся Путин.
То есть вот все, что говорили политологи, о том, что лично Путин ужасно обижен на Америку за какие-то вещи, которые, как он считает, Америка делает «не по понятиям», и переносит эту личную обиду на все политические действия государства — это все полностью подтверждено теперь.
Читайте сами в опубликованном тексте законопроекта (на картинке), или вот я сделал перевод с официального на человеческий:
2. Мы не будем грозиться плутонием, если подлые пиндосы перестанут нас обижать, а именно
а) не будет лезть в то, как мы убиваем в тюрьмах людей, которые не дают нам воровать, и как мы устраиваем войны в сопредельных государствах
б) снова разрешат моему другу Игорю Сечину летать в Майями, а моему другу Гангрене навещать собачку в Швейцарии
в) заплатят денег за то, что мы отказались от их жратвы, и вынуждены были жрать черт знает что.
Владимир Путин, Москва, Кремль.

Леонид Волков про позицию Эллы Памфиловой о фальсификациях на выборах

Вчера провел в пробках как раз час с 20 до 21, и от начала до конца прослушал интервью Эллы Памфиловой на Эхе с Венедиктовым и Воробьевой.
Ну, первые полчаса Элла Александровна ругала партии за низкую активность наблюдателей, а во второй половине Ирина Воробьева все же на нее насела с цифрами Шпилькина, ненормальной явкой в ряде регионов и прочими статистическими аномалиями.
Что ответит Памфилова — можно было к гадалке не ходить. «Понимаете, у нас, конечно, эти цифры вызвали подозрение, но что мы можем сделать-то? А наблюдателей там не было».
А вот что удивительно — так это то, что значительное число людей продолжает эту лапшу кушать. Да, действительно, что же она могла сделать. Бедная, несчастная глава ЦИК. Наблюдателей не было — ну все теперь, ничего не поделать. А математические соображения — это ж не доказательства и, тем более, не повод реагировать. Строчку в законе покажите, которая позволяет ЦИКу пересматривать результаты выборов.
И так далее, и так далее. Просто удивительно, насколько разумные люди готовы принимать тупую, наглую и бессовестную ложь, если она хотя бы немного маскируется под что-то благовидное и благопристойное.
1. ЦИК РФ — не орган исполнительной власти. Это не военные, которые по уставу служат, и не министерства, которые по инструкции работают. ЦИК РФ — коллегиальный орган, к компетенции которого относятся все вопросы организации и проведения выборов. Решает вопросы в пределах своей компетенции ЦИК путем голосования. Для того он и нужен. (Когда работают по инструкции — не голосуют. Коллегиальный орган как раз и нужен для того, чтобы решать вопросы, инструкцией не предусмотренные).
ЦИКу не нужны какие-то специальные «основания» для того, чтобы на своем заседании рассмотреть вопрос, допустим, о пересчете бюллетеней в Дагестане, проголосовать и провести этот самый пересчет. Для этого не нужны жалобы наблюдателей, или еще какие-то формальные поводы — достаточно просто одному члену ЦИК (например, Памфиловой Элле Александровне) поднять этот вопрос на заседании.
Вспомните Барвиху: там, когда мы только стали апеллировать к ЦИКу по поводу подвозов фейковых избирателей на досрочное голосование, кремлевский темник был такой: «куда это Партия Прогресса ломится, ЦИК не вправе вмешиваться в деятельность муниципальных избирательных комиссий». Весь интернет в этом был.
И что же? Когда стало ясно, что история в Барвихе оборачивается адским фарсом и ударом по репутации свеженазначенного председателя ЦИК, Памфилова мигом собрала заседания и ЦИК проголосовал за отмену выборов в Барвихе. Секундное дело.
Могли так и на «выборах» в Госдуму, если бы захотели. Но — не захотели.
2. Более того, могут и сейчас. Я еще раз напомню: основным инструментом фальсификаций на прошедших «выборах» были не вбросы и не «карусели». А просто приписки. Ситуации, когда никакие бюллетени никто не считал, а просто нарисовали (и потом ввели в ГАС «Выборы») итоговые протоколы УИКов по неким контрольным цифрам, спущенным сверху.
Я напомню: бюллетени после выборов не уничтожаются, они складываются в мешки и хранятся (навскидку не помню, сколько времени, но достаточно долго). ЦИК может запросто решить эти мешки вскрыть и бюллетени пересчитать.
3. Что он там увидит? Во-первых, он увидит гораздо меньше бюллетеней, чем в итоговых протоколах. Хорошо известно, что в регионах, где выборы много лет уже фальсифицируются, явка ниже, чем в регионах, где выборы проводятся относительно честно — потому что люди-то видят, что их голос не имеет никакого значения и итоговые протоколы никак не коррелируют с бюллетенями в урне.
Там, где были независимые наблюдатели или просто неравнодушные люди считали реальную явку в Мордовии, Башкирии, Дагестане, Кемеровской области — везде они видели явку в районе 20-25%, иногда и меньше даже — при отраженной в протоколах явке 85-95%. Ну так никто ж не сидел и не ставил галочки за ЕР в сотнях тысяч бюллетеней (по 1000-1500 бюллетеней на каждом участке), чтобы привести в соответствие протокол и бюллетени — протоколы просто рисовались. Так что вскрытие опечатанных мешков покажет, что вся эта явка — дутая. (А это многие миллионы голосов). Да что там вскрытие — взвешивание мешков покажет!
Или вот саратовский кейс, тот самый знаменитый про 62.2% — там совершенно точно рисовались цифры по контрольным соотношениям, и даже если бы кто-то и заморочился заполнением бюллетеней, ровно подогнать их под заданные значения на десятках участков были бы абсолютно невозможно. Можно с абсолютной уверенностью утверждать — если вскрыть эти мешки и пересчитать, цифры не сойдутся. А это уже безусловное основание для отмены результатов выборов.
4. Резюме.
В идеальном мире:
— любой член ЦИК, прочитав про математические доказательства фальсификаций, поднимает на очередном пленарном заседании ЦИК вопрос о перепроверке итогов голосования путем пересчета физических, бумажных бюллетеней в сомнительных регионах;
— ЦИК коллегиально рассматривает этот вопрос и, если математические аргументы достаточно убедительны, принимает соответствующее решение;
— мешки доставляются в Москву, вскрываются, пересчитываются; выявляются несоответствия с протоколами УИКов, внесенными в ГАС «Выборы»;
— результаты выборов в соответствующих регионах отменяются, возбуждаются уголовные дела.
В реальном мире:
— Элла Памфилова блеет в эфире «Эха Москвы»: «мы бедные, несчастные, у нас нет полномочий, мы ничего не можем сделать».
Хорошая же новость заключается в том, что все эти мешки с бюллетенями — вещественными доказательствами десятков тысяч уголовных преступлений — лежат, хранятся, ждут своего часа.