Наверное, опять буду неправильно скорбеть, но все-таки попробую изложить все возможные версии теракта в Питере

1. Это «предвыборный» взрыв в духе московских взрывов образца 1999 года, «рязанских учений», волгодонского теракта, объявленого раньше, чем он случился и т.д.
За ним должны последовать (собственно — они уже последовали) призывы отбросить разногласия, забыть обиды, еще теснее сплотиться «вокруг ленинского ЦК» и т.д. Также обязательной программой являются утверждения в духе «коней на переправе не меняют» и в марте Путина в очередной раз на руках вносят в Кремль. «Народ безмолвствует».
Приятным бонусом к этому являются звонки Трампа и прочих супостатов. Некое общее сочувствие, которое является верным признаком потепления и, возможно, отмены санкций…
Эту версию мы отметаем. Причем гневно. Мы не верим в такой цинизм и жестокость нашего милого Дракончика. Ведь так? Вот и славно. Идем дальше.
2. Это уже подзабытый кавказский терроризм. На мой взгляд — вяло и неубедительно. Но уж коль мы взялись анализировать все версии, то это означает полный провал всей путинской концепции «умиротворения Кавказа», суть которой заключается в ставке на Кадырова.
Больше десяти лет этот человек получал бесчисленные бабки, он и его окружение имели полный иммунитет от уголовных преследований, творили полный беспредел не только у себя в Чечне, но и в России в целом, демонстративно ставили свои традиции и обычаи выше российскиой Конституции. И что? А ничего! Полный провал.
Но эту версию мы тоже отвергаем. Хоть и не гневно, как предыдущую, но это, по большому счету, не имеет уже никакого значения.
3. Это ИГИЛ (запрещенная, б…дь, в России организация). Ответка, так сказать, за бомбардировки сирийских школ и больниц, за крылатые ракеты из Каспия, за «Кузю» и т.д. То есть это означает полный провал путинской аферы в Сирии.
Если присовокупить сюда еще авиакатастрофу над Синаем (тоже, кстати, самолет был из Питера), то картина получается совсем плохая для автора идеи российского участия в сирийском конфликте.
4. Украинский терроризм. Типа — месть за Крым, Донбасс и т.д. Тоже — слабо и неубедительно. До этого никто про такой вид терроризма не слышал. Особенно — с использованием смертников. Это что-то совсем не про украинцев… Но, еще раз повторю: я анализирую все версии. И значит эту — тоже. Опять же в основе этого варианта лежит «блестящая» политика Путина в отношении Украины (некогда — самого близкого, почти родного русским народа…).
Вроде — все? Есть еще какие-то версии? Нет? Я так и думал… И вот что я имею сказать по этому поводу: давайте снова выберем Путина президентом! А чо? ЕСЛИНЕПУТИНТОКОТ! Замены ему, как известно, нет. Пусть продолжает в том же духе. По общему мнению, у него неплохо получается. Ведь верно? Неплохо, а? По-моему — просто блестяще!

А. Кох

Идея: Портсигар для бросающих курить

Портсигар позволяет взять сигарету по определенному расписанию.

Примеры сценариев:

  1. Каждый день увеличиваем минимальный перерыв между курением на 1 минуту.
  2. Задаем максимальное количество сигарет в сутки и уменьшаем его на одну каждую неделю.

В более простой версии можно задать 2-3 стандартных сценария. В более навороченной — управлять сценарием можно с компьютера, например по Bluetooth или через провод. Там же можно смотреть статистику.

Как известно, хуже всего с правдой дела обстоят во времена, когда все может быть правдой.

Кто подготовил и осуществил взрывы в Питере, неизвестно, но репутация Путина — репутация вполне сложившаяся, и первое, что приходит в голову в этом смысле: все это произошло, как минимум, очень вовремя для него, не правда ли?
Нас теперь ждет полная перемена повестки: борьба с терроризмом, коней на переправе не меняют, всем надо объединиться против мирового зла etc.
Ну и — больше трех не собираться, разумеется.
Привет вам, россияне, с Каширского шоссе, после которого произошло воцарение никому не известного гебиста, а до кучи — и из Беслана, после которого он дозавинтил винты.
Движемся к 2018 году помаленьку, готовим почву.

Виктор Шендерович

Неожиданно масштабные антикоррупционные митинги,

протесты дальнобойщиков, перенос прямой линии Путина, его обещание положить конец свободе в интернете, грядущие президентские выборы, теракт в метро в Питере.

Ничего не напоминает?

Путин на медиафоруме ОНФ:

«Ограничения в интернете должны соответствовать уровню развития общества»

То есть наше общество, по мнению президента, недоразвитое.
У меня другое замечание: президент должен соответствовать уровню развитию общества. И вот тут у России точно проблема.

Вторая экономическая конференция Карнеги длилась 10 часов чистого времени,

включила в себя 23 выступающих из 10 стран, приняла около 600 зрителей, из которых чуть более 400 досидело до 20.00, и закончилась в 20.05 жестким требованием прекратить задавать вопросы и покинуть помещение (с моей стороны – домой хотелось). Все панели оказались ИМХО крайне интересными, причем интересными не конвенционально (типа – какие глубокие знания нам дали), а с точки зрения новизны взгляда, неожиданности подхода, необычности ракурса – то есть (опять же для меня) превзошли ожидания и заставили задуматься.
Все презентации будут вывешены вскорости на Carnegie.ru, а я пока попробую суммировать то, что оказалось для меня самым главным и запомнилось.
Приветствия и первая панель:
Слова о том, что диверсификация и экономическая сложность страны пропорциональны уровню ВВП и доходов домохозяйств – не политическое преувеличение, а математическая реальность. Визуализированная на диаграмме сложность экономики РФ заставляет поежиться: несколько кружков по периферии, только два – приличного размера, по всему пространству «экономического материка» — пусто. Почти не отличимо от Филиппин или Бангладеш, никакого сравнения даже с Польшей или Мексикой. Если верить этой карте, то в формате «Игры престолов» наше место очевидно – мы «ironborn” – люди с железных островов, подданные Грейджоя.
Россия на диаграмме «подушевое производство нефти – объем нефти на 1 доллар общего ВВП» попадает в существенно отстоящий от других «кластер» стран со средним объемом подушевой добычи и низкой эффективностью ВВП. Вместе с нами и рядом с нами Венесуэла, Иран, Казахстан, Алжир. Мы – примерно в центре кластера. Не удивительно, что нас растягивает между идеями напечатать денег и регулировать цены (Столыпинский Клуб, Глазьев, Венесуэла), закрыть экономику, суверенизировать все и отдать бразды правления православным патриотам (Федоров-Милонов-Мизулина-Яровая-«НОД»-«Родина» Иран), отдать все полномочия национальному лидеру и повернуться к Китаю (Жириновский – Аксенов Казахстан) или все-таки перейти к военному правлению и тотальному контролю государства, сращенного с силами безопасности (так называемая доктрина Сечина, Рогозин, Алжир). Россия в жизни, как и на диаграмме, балансирует между этими полюсами, сохраняя гибридность и сочетание всего в очень легкой форме, умудряясь просто ничего не делать и называя это стабильностью. Что это – особенность момента или Бердяев был прав относительно нашего менталитета – непонятно.
Интересно, что «при прочих равных» не демократичность режима и не его деспотичность определяют эффективность использования углеводородов и уровень подушевого ВВП, а то, насколько режим «устоялся» и уверен в себе. В монархиях и старых демократиях реформы и интенсификация идут лучше, в «псевдодемократиях» типа России и других формах популистских режимов – хуже.
Нефтяная панель:
Суперинтересный доклад Дребенцова. Суть – эра нефти и газа закончится, в этом нет сомнений. Есть сомнения в скорости, причем устойчивый избыток предложения нефти и газа в зависимости от сценария начнется либо к началу 30х годов, либо позже, но почти наверняка до начала 50х годов. Выводов два: (1) в ближайшие 10 лет нет причин ждать краха нефтяного рынка, хотя цены будут скорее снижаться; (2) нынешние 30-40-летние будут еще крепкими пенсионерами в эпоху, когда нефть навсегда перестанет быть источником богатства. Так или иначе Россия через 20 – 30 лет (я еще доживу, если все будет ок, в аудитории 75% будут еще не старыми) не будет иметь возможность обеспечивать за счет нефти и газа НИЧЕГО. Более того, добыча в России будет падать, к 30м годам упадет ощутимо, основной рост добычи в мире будет идти за счет сланца и ОЧЕНЬ высоких технологий, которые уже сейчас применяются и уровень применения растет (но не в России).
Страны Залива: изобилие ресурсов не использовано по назначению, а сейчас уже вопрос стоит не в «продать подороже», а в «успеть продать». При этом OPEC больше не работает, последнее сокращение было чисто имиджевым ходом (показать, что OPEC жив), цена не смогла удержаться, потому что себестоимость добычи в США продолжает падать. Экономическая ситуация в Заливе и Северной Африке катастрофическая (уровень безработицы, объем затрат энергии на доллар ВВП, диверсификация), но пока нефтяные доходы это компенсируют. Надо быть готовыми к грандиозному reshuffling в период 2030 – 2050. Саудовская Аравия и ОАЭ – единственные, кто имеет видение, куда идти, но это видение оставляет много вопросов.
Мексика: успех Мексики во многом объясняется наличием «второго ресурса» — США под боком (когда же наконец в России это поймут и будут использовать ЕС так же???). При этом качество работы по противостоянию ресурсному проклятью оставляет мягко говоря вопросы – чего стоит хотя бы сложная и долгая организация суверенного фонда, в который по итогу не попало ни одного доллара, так как уровень отсечения был задан выше цен 2013 года.
Казахстан: основная «песня» — мы все делали не так, но теперь у нас есть гениальная программа, предложенная нашим национальным лидером, и скоро мы заживем по-новому. При этом выделяется категорическая ригидность системы госуправления и постоянный «взгляд вокруг», в том числе на Россию — попытка скопировать мировые и российские стратегические приемы и действия: финансовый центр, как ОАЭ, финансовый рынок как в Китае, монетарная политика – как в России, и пр. Лоскутное одеяло. При этом все же(!!) хотя бы (!!) есть понимание на государственном уровне, что бюджет перекошен в сторону расходов на госаппарат и недофинансирует образование и здравоохранение, есть понимание, что именно эти две области имеют в перспективе самые большие мультипликаторы ВВП, и вроде как уже начинают увеличивать их финансирование и хотят увеличить очень сильно. При этом подушевые расходы на образование и здравоохранение в России – ниже, чем в Казахстане (не проверял сам, верю выступающему), но мы то знаем, что в России это считается нормальным.
Норвегия: явно видно, что норвежцам скучно говорить о экономике. Триллион долларов в суверенном фонде, подушевой ВВП такой, что прогноз по росту в 1% годовых более чем устраивает. «Ну мы тут мелочи подправляем конечно, но по большому счету – чего нам дергаться?» И действительно…
Индонезия: Признавать это не хотят, но в периоды диктатур реформы шли быстрее и лучше, чем в периоды «демократического» безвременья. При этом диверсификация все же пошла не от большого ума, а от того, что ресурсов стало мало, и пришлось прожить через несколько переворотов, репрессии, даже почти хаос. Проблем много и сейчас, сами не хвалятся, а скорее расстраиваются. Основные направления движения – сокращение налогов (а не рост, Карл), диверсификация и рост экспорта сервисов (туризм, но и IT), привлечение иностранных инвестиций в инфраструктуру (именно иностранных, внутренние – неэффективны), стратегия – подвинуть Китай в качестве фабрики мира. Есть у России такие планы? Нет.
Монголия: Пока цены на медь и уголь были высокими, монголы вообще не парились. Сегодня они сообразили, что париться пора и начали делать это быстро и эффективно (и 5 млрд. долларов кредитов от международных организаций подтверждают – начали). О чем париться есть – население 3,1 млн, а природных ресурсов даже никто не знает сколько – только 34% территории имеет какую-то геологоразведку, и они буквально усеяны месторождениями – более 2000 месторождений и проявлений задокументировано. Так что никто не будет избавляться от «проклятья», а будут становиться «Норвегией» по мере разведки и разработки. При этом еще недавно российский верный партнер и сателлит (выступающий от Монголии говорил по-русски, с акцентами, которые использовались в речи членов Политбюро в 80е), Монголия для России почти потеряна: новые разработки явно инфраструктурно ориентированы на Китай, совместных производств с Китаем – больше 40%, с Россией – только 8% (думаю большая их часть – комплекс Эрдэнэта, устаревший гигант, расположенный так, что китайцам неудобно). Ну и конечно они тоже хотят туризм, если верить их программе, то через 5 лет у них туристов будет больше, чем в России.
Израиль: Новая экономика в норме не зависит от ставки рефинансирования – она глобальна. Те самые компании, которые только за последние 12 мес в Израиле сделали экзиты на 100 млрд долларов, вообще не смотрят на центральный банк – они берут за границей, продают за границу, отдают за границу. Именно это – успех монетарной политики, сделать так, чтобы свой бизнес мог использовать возможности всего мира. Очень интересен подход к налогообложению, в первую очередь появляющейся углеводородной индустрии. Ну, во-первых, евреи не были бы евреями, если бы первые законы о налогообложении газовой отрасли не разработали за 50 лет до открытия месторождений газа. Во-вторых, удивительна тщательность продумывания деталей: «мы не можем просто делать открытый тендер на новые месторождения, потому что те, кто уже работает на соседних участках, имеют больше информации, чем новички – это не честно». В-третьих, подход к налогообложению: не с выручки (чтобы не дискриминировать инвестирующих), а с чистого дохода; нулевой — до нормы прибыли в 50%, чтобы мотивировать новых игроков; быстро прогрессирующий дальше.
Турция: в период пока другие бенефициировали от роста цен на сырье, Турция бенефициировала от роста потребительского рынка этих бенефициаров, а государство очень точно помогало развивать все, что продавалось вовне, и параллельно тратило деньги на образование, развивая районы «второго эшелона», медицину и инфраструктуру (опять образование и медицина!). За 10 лет уменьшили детскую смертность в разы (и до вполне приличного уровня). Все успехи – на базе консенсуса. Консенсус – на базе общей идеи вступления в ЕС. Когда оказалось, что ЕС не собирается принимать Турцию, начался откат; на этом фоне стали расти националистические и религиозные влияния; в последнее время идет не только откат политический, но и упрощение и де-диверсификация экономики. Но задел, в частности в банковской системе, получился большой.
Китай: как и в Турции, движение на идее в какой-то момент было определяющим; идеей было вступление в ВТО (прошло успешно). Выделяются два стратегических приема, которым Китай обязан успехом в экономическом развитии: (1) метод «проб и ошибок», когда новая идея (часто – копия западной модели) тестируется на отдельной маленькой области, и в случае успеха распространяется на провинцию, а потом на всю страну; (2) опора на самостоятельность провинций – в провинциях оставалось более 80% собираемых налогов (сейчас, после реформы, будет более 70%). При этом отсутствует «клуб неприкасаемых» — в течение последних 8 лет арестованы (и некоторые казнены) главы местных компаний-аналогов «Роснефти», «РЖД», «Ростелекома», «Росимущества». Даже если это – проявление клановой борьбы, это означает, что борьба и конкуренция во власти в КНР есть.
Россия: академическая наука в России, работающая на правительство, никак не изменила своей парадигмы – говорить, как должно быть, не говоря ни как этого добиться, ни кто это должен сделать. Знаменательно, что даже академическая наука признает: за последние 25 лет Россия очень сильно провалилась по сравнению с миром, причем провал состоит из трех частей – падения в 90е на фоне роста в среднем в мире, роста в 2000е со скоростью чуть медленнее мира в среднем, и падения в 2013 – 2016 годах на фоне продолжения мирового роста. Чтобы за 30 лет «догнать» отставание (то есть вернуться на уровень, на котором был СССР в конце 80х по сравнению с миром) надо расти со скоростью более 4% в год в среднем. При этом даже теоретические построения не дают ответа как расти быстрее чем в среднем на 3,5% в год (а это – чуть больше прогнозной скорости роста мира). А базовый сценарий – наш рост в 2% в год и отставание за 30 лет еще на 30%.
А в думающей среде (исключаем борцов за Венесуэлу – Иран – Казахстан – Алжир) на фоне такого печального ландшафта фаза отрицания (в нулевые годы), и фаза агонии (2012 – 2014 годы) сменилась фазой апатии. Трое выступающих подряд – все прекрасные аналитики и небезразличные люди – по очереди заявили буквально следующее: демократия – да не важна эта демократия, вообще не ясно, влияет она или нет; и запроса на демократию в обществе нет, а она полезна только тогда, когда на нее есть запрос; экономика быстро меняется – не стоит сегодня рассуждать о «традиционных» вопросах типа как избавиться от ресурсного проклятия: грядет новый уклад, в котором кастомизация будет намного важнее эффективности, энергия будет получаться индивидуально, производство уйдет в 3Д печать, вся логистика станет «just-in-time” и интеграция станет горизонтальной, а потребление – 100% спрогнозированным; в этих условиях думать надо о росте производства продукции сельского хозяйства, а не о «высоких материях»; «новые» люди в городах вообще не интересуются стоимостью нефти – они свободны, они могут переезжать, они стремятся инвестировать себя и деньги не в то, что принесет прибыль, а в то, что кажется им этически и эстетически важным – например в производство детских игрушек. А иностранный инвестиционный менеджер говорил о том, что, хотя проблем много, но в малом – типа в области малой энергетики, государство совершенствует законодательство и становится лучше и удобнее работать, только вот платить не хотят, а отключать нельзя, и вопросы собственности еще пока стоят остро.
Думаю, можно сделать несколько выводов:
(1) Мы в России не одиноки; зато значительно счастливее всех остальных членов нашей компании. При этом не надо обольщаться – не злая воля привела нас сюда, а всего лишь неспособность справляться с обстоятельствами;
(2) Все страны, демонстрирующие позитивную динамику, напряженно за нее борются, цепляются всеми силами, и фокус делают на (а) открытых рынках; (б) развитии экспорта; (в) стимулирующей немонетарной политике; (г) образовании; (д) медицине. Мы в России идем на 180 градусов в другую сторону – размашисто и шаляй-валяй, к изоляции, сокращению импорта, усилению немонетарного дестимулирования, изживанию образования и медицины;
(3) Нам вообще порядком надоела суета и быстро растет уровень индивидуализма и «колониальный» подход – «мы приспособимся, и с нами еще сто тысяч, а остальных мы предпочтем не заметить». Разговоры о демократии, сменяемости власти, коррупции и пр. остаются уделом все меньшего круга людей, и эти люди все больше из среды, не генерирующей повестку — молодежь, региональный средний класс;
(4) К чести аудитории — модный параэкономический дискурс брезгливо игнорируется думающими людьми. За всю конференцию не прозвучали имена Путина и Трампа, никто не говорил про Брекзит, Марин Ле Пен, Крым, ТРР, мигрантов, сингулярность и пр.
Так же на конференции родился новый мем. Кто-то сказал: «рецепты должны быть для всех стран индивидуальными. Это как рекомендации диетолога: если кто-то много весит, не обязательно это плохо. Много весить может и Кличко; а мы в России имеем дело просто с толстой девочкой». #толстаядевочка – отличный мем для российской экономики.

Андрей Мовчан

Н-да, не ожидал путлер такой козьей морды от паствы

Думал он, что весь такой в белом и на белом коне — Крыме — въедет в выборы 2018. Хренушки.
Навальный и дальнобойщики дали такой импульс, что как это всё остановить вообще непонятно. Силовое воздействие на митингующих еще можно оказать, но это лишь раззадорит молодежь, ставшую, похоже, — накаонец-то! — неотъемлемой частью протеста, а оказать силовое воздействие на дальнобойщиков — ну, пусть попробует. Флаг в руки, таксть.
Мы уже не раз видели волны протеста разной величины, и сами являлись составной частью этих естественных социальных явлений. Несколько раз казалось, что уже вот-вот, что за волной волна и за другой — тайфун и цунами, но нет, затухало.
Что будет в этот раз я тоже не могу спрогнозировать, но эта волна, состоящая из двух независимых друг от друга гребней не ослабевает (сегодня опять митинги и стачка не тормозит, а набирает), может слиться воедино и войти в резонанс. А что случается в момент резонанса с двигателем, например, — он идет вразнос, что есть неподконтрольный процесс разрушения.