Архив метки: Цензура

Очевидно, гарантом конституции в части свободы слова, запрета цензуры и тайны частной переписки выступает Павел Дуров

А тот, кто косит под гаранта, старательно с ним борется…

“Зато мы в безопасности”, — говорили они, в стране, где только в ДТП за день погибает больше, чем от терактов за год.

“Мы вне политики”, — говорили они, переходя на icq и mail.ru, где каждое сообщение читает товарищ майор и решает, посадить тебя, отжать бизнес, или сохранить компромат для более подходящей ситуации…

Больно читать бесконечные переосмыслить про «загадочно погибшего в Екатеринбурге журналиста, расследовавшего деятельность ЧВК Вагнера»

Прямо видно, как нарастает снежный ком слухов и пересказов, превращая трагичную историю Макса Бородина в очередное «злодеяние режима». Мол, вот, непонятно как (дверь закрыта изнутри), но убили парня.
Не убили. «Злодеяние режима» здесь в другом.
Я Макса знал очень хорошо. Он — прирожденный журналист-расследователь. Ему нравилось добывать информацию, копаться в ней, выискивать связи, «показывать то, что скрыто». При этом «прирожденный» не значит «отличный»; его выводы часто были поспешными, связи — неподтвержденными. Он часто писал полную хрень. За ним надо было перепроверять. Но он очень хотел работать и хотел работать лучше и рос. Ему всегда было интересно докопаться до истины, это главное.
Он участвовал в моем расследовании по фирме Аргус-СФК дочки губернатора Мишарина и жены генерала Суровикина, покорителя Сирии в далеком 2010 году; Максу не стремно было резко вскочить и поехать со мной в поселок Восточный (это часов пять от Екатеринбурга на север); мы делали с ним и множество других антикоррупционных штук, когда я был в Екатеринбурге депутатом.
Он был человеком непростым, ершистым. Не соблюдал режим, скажем так. Иногда мы с ним хорошо друг друга понимали, иногда не очень. В последние годы его очень мучала неустроенность, он метался: работал в маленьких СМИ и в совсем маленьких СМИ, интересные ему темы вряд ли кому-то были интересны. Кому нужен неудобный журналист-расследователь в Екатеринбурге в 2018 году?
Моя последняя переписка с ним в мессенджере ФБ — февраль этого года; Макс пишет о том, что хочет перебраться в Москву, и не знаю ли я, кто может хотеть его взять на работу. Я не знаю. Извини, Максим; правда не знаю. Даже в Москве пространство возможностей для журналиста сжалось так, что на каждую вакансию, где можно оставаться профессионально честным, стоит очередь в пару сотен человек на место. Насколько я знаю, он подавал резюме на конкурс в видеоотдел ФБК; по крайней мере — просил моей рекомендации. Но и у нас сотни человек на место, а личные рекомендации ничего не значат. Так или иначе, с Москвой не получилось. А в Екатеринбурге он был никому не нужен, хотя со всеми дружил.
История Максима Бородина — это не о нем одном. Не о том, как режим точечно убивает журналиста, который пишет на неудобные темы. Нет. Это история о том, как в его лице режим убивает тысячи журналистов (социологов, политологов, юртстов, экономистов), лишая их любой перспективы, делая их вынужденными выбирать каждый день между честью и куском хлеба, устанавливая для них очень низкий потолок возможностей в очень тесных стенах подцензурного. И вот еще один пьющий журналист в пустых стенах бедной квартиры видит свет только за низкими перилами балкона.
Макс, спасибо тебе за все твои «слушай, а помнишь аэродромдорстрой? я кажется выяснил, как они связаны с…», ты меня заваливал ими часто, и очень часто был прав. Ты хотел рассказывать людям правду; увы, люди не очень это ценят в России сейчас. А неправда убивает.

В России много проблем: от бедности и ужасных дорог до преступности и плохой медицины

Но государство от нашего с вами имени занято блокировкой мессенджера «Телеграм». Роскомнадзор только что подал такой иск. Вот чем «Телеграм» делает жизнь в России хуже? Кому он мешает?

В Кемерово трагедия, сгорели дети

Ожидание реакции власти: борьба с коррупцией, смена системы

Реальность: «Единая Россия» внесла в Думу законопроект о блокировке сайтов с информацией, «порочащей честь», чтобы никто не узнал о коррупционных схемах и не пытался менять систему

27 апреля 1986 года не было никаких блогеров с их фейками,

поэтому всё было хорошо и счастливые советские люди покинули город Чернобыль только 4 мая, предварительно сходив на первомайскую демонстрацию с шариками и портретами дедушки Ленина.

Жуков пристрелил Берию, как бешеную собаку

Армия, расстреливала чекистов, без раздумий во всех коридорах Кремля. Было уничтожено около 5000 чекистов в течение 24 часов. Именно это и показывается в фильме — «Смерть Сталина». И именно поэтому, этот фильм запрещен в России. Боятся!

В Америке нет министерства культуры

Но Голливуд творит чудеса и приносит миллиарды. В Германии нет министерства здравоохранения. Но медицина творит чудеса и является лучшей в мире. В России есть Министерство культуры, но кино приносит одни убытки. И в России есть Министерство здравоохранения, но больные мрут как мухи. Зачем тогда такое государство? И зачем его убогий предводитель?

Министерство культуры запретило прокат фильма «Смерть Сталина». Это единственное, что они умеют.

Как увидеть запрещённые сайты в Google

Как известно, 1 ноября вступил в силу очередной запретительный закон, по которому поисковые системы начали удалять из поисковой выдачи запрещённые в России сайты.

Для обхода запрета достаточно в настройках поиска гугла изменить страну, например, на Украину, как ближайшую к нам по языку и культуре, братскую страну.

При этом, помимо запрещённых сайтов мы будем видеть и украинские новости, и вообще много чего украинского, откуда жизнь в России совсем не кажется такой сладкой, как в новостях на первом. И Путин там вовсе не герой (это, кстати, видно не только из Украины, а из любой страны, кроме России).

Поэтому, при должном интересе россиян к запрещённым сайтам этот закон может не только повысить объективность мнения россиян за счёт наличия альтернативных точек зрения, но и привести к развитию украинского и других братских сегментов интернета. А может даже и повлиять на результаты президентских выборов.