Архив метки: Леонид Волков

Никто никого не травил

Отравил, но никогда не найдут кто.
Петрова и боширова не существует.
Петров и боширов — они случайные люди.
—-> мы находимся здесь
Их использовали, они не знали, что в пузырьки.
Потравили и поделом, с предателями только так.
Что мы делаем в гааге, за что вообще.

Из 7 минут своего гопнического наезда, Золотов примерно 10 секунд уделяет ответу по существу:

говорит, что «сок по 40 рублей — это суррогат». (Мол, раньше просто покупали дерьмо, а теперь закупаем нормальный).
То есть даже по матчасти Золотова элементарно не подготовили.
Потому что в закупках, которые нашел ФБК, речь идет не про литровые пакеты, а про сок в упаковках по 200мл с соломинкой, для рационов питания.
Вот прямо сейчас посмотрел: «Добрый» на сайте Утконоса — 32 рубля.
Оптом, наверное, рублей за 20 должен продаваться.

«А то можно устроить дуэль на мясорубках — это элегантнее

Каждое ранение безусловно смертельно. Пораженный противник механически превращается в котлету. Вас это устраивает, предводитель?»
Прямо по классике Золотов пошел, со своей «отбивной». Только забыл, что Навальный сидит в спецприемнике. И ситуация выглядит не как «вызов на дуэль от офицера, живущего по кодесу чести XIX века», а как угроза от охреневшего от собственной безнаказанности бандита человеку, который сейчас находится у него в заложниках.

Каждый раз, когда думаешь, что ну нельзя же быть еще более лицемерными лжецами, чем наши власти — каждый раз ошибаешься

ЦИК, РКН и Генпрокуратора направили в Google (владельца Youtube) письма о недопустимости распространения видео, агитирующих прийти на митинг 9 сентября. Мол, это вмешательство в выборы (!), незаконная агитация (!!) и все такое. Грозят блокировками, ясное дело.
То есть вот ЦИК, орган, отвечающий за проведение выборов, в письме иностранной кампании прямо врет о законодательстве, за соблюдение которого ЦИК отвечает.
Разъясняю лживым тварям.
1. Да, мы покупаем рекламу на Youtube (а также и в Instagram), делаем платное промо наших митингов и прочих мероприятий. Мы делали это перед всеми массовыми митингами, начиная с 26 марта 2017 года, делаем это перед 9 сентября, и будем делать дальше.
2. Это вообще единственный канал массового информирования, который у нас есть — разумеется Mail.Ru Group, но, к сожалению, также и Яндекс ни на каких коммерческих условиях не готовы размещать совершенно законную информацию о законных политических акциях, прописав в правилах сервисов крайне расплывчатый и неясно сформулированный «отказ от размещения любой политической рекламы». Конечно, это не сюрприз, что в нашей стране коммерческие компании находятся в униженном положении, и не имеют возможности зарабатывать деньги на совершенно легальной деятельности — но вот чтобы вы знали.
3. Митинги 9 сентября не являются предвыборной агитацией (разумеется), и никак не нарушают избирательного законодательства РФ.
4. ЦИК нагло врет, говоря о том, что, якобы, митинги нельзя проводить в день голосования. (У нас по всей стране незаконные отказы, но все же в Питере, в Чебоксарах и еще в паре мест митинги согласованы — там, видимо, какой-то другой календарь?). Конечно можно. Та же «Единая Россия» проводит их постоянно. И правильно. Никаких ограничений на свободу собраний в связи с выборами законодательство не предусматривает.
5. Не говоря уж о том, что в силу особенностей избирательного законодательства, в России каждое воскресенье проходят какие-нибудь выборы (досрочные / внеочередные / довыборы), в чем очень легко убедиться, глядя на календарь выборов на сайте ЦИК. Но письма они стали писать почему-то только сейчас.
Ну как почему-то. Мы же видим — всем, просто всем структурам российской власти — от ЦИК до партии Яблоко, от Роскомнадзора до центра Э — поставлена задача любым способом воспрепятствовать проведению Единого дня протеста против пенсионного грабежа 9 сентября. Вот все и стараются, кто во что горазд.
Но как они боятся-то митингов 9 сентября и какие ресурсы кидают. Это хорошо, очень хорошо.

Три простых шага для ВКонтакте

Пиарщики усмановского холдинга Мэйл.Ру Групп (далее — МРГ) находятся в состоянии легкой истерики: общественное мнение вполне справедливо обратило, наконец, внимание на то, что почти 100% уголовных дел о посадках за репосты приходится на пользователей соцсети ВКонтакте, и что все эти дела были бы попросту невозможны без крайне активного, чтобы не сказать, инициативного сотрудничества МРГ с террористами из «центров Э» по всей стране.

Все больше звучит призывов «выпиливаться из ВКонтакте», и, видимо, это не только призывы, но и уже какая-то весомая статистика — иначе МРГ не выпустила бы поспешного пресс-релиза, призывающего перестать судить за репосты, и не анонсировала бы «самой масштабной реформы приватности».

Но пресс-релиз — это лишь слова; слова Усманова мало что стоят. А «реформа приватности» вообще пока не очень понятно, как поможет. А между тем, если бы МРГ действительно хотела бы изменить сложившуюся людоедскую практику, она могла бы это сделать давным-давно тремя простейшими шагами.

Их, кстати, сделать не поздно и сейчас: без всяких пресс-релизов и дорогостоящих реформ.

Шаг 1. Публичность. Упыри любят темноту и очень не любят свет. Самая простая практика, которая ничего не стоит и которая применяется всеми крупными ИТ-компаниями: публикация сведений о запросах от правоохранительных органов. Сколько, каких типов, в каких регионах. Сколько удовлетворены, сколько нет. МРГ почему-то этого не делает, а вот, скажем, Twitter делает. И при этом МРГ, почему-то, удовлетворяет чуть ли не 100% запросов, а Twitter — 0%. Сам факт того, что запрос будет публичным, заставит кого-то из эшников искать других путей; статистика по регионам позволит заблаговременно выявлять локальную кампанейщину, подобную алтайской, привлекая внимание общества, прессы и адвокатов и т.д.

Шаг 2. Информирование. Всем политическим активистам знакома красная плашка-предупреждение от Google: «кто-то, возможно, государственные хакеры, пытается получить доступ к вашей почте, пожалуйста защитите учетную запись». А банки часто предупреждают своих клиентов о том, что их счетами заинтересовался надзор. Есть миллион способов проинформировать пользователя таким образом, чтобы не нарушить «тайны следствия» даже формально — но дать ему понять, что в отношении его учетной записи проводятся какие-то действия или проверки, запрошена какая-то информация. И уж тем более никто не мешает, скажем, проинформировать всех пользователей, репостнувших определенную запись, о том, что в отношении одного из тех, кто ее репостнул, возбуждено дело.

Шаг 3. Защита. Постановление следователя — не истина в последней инстанции. На этом постановлении — на нем самом — всегда черным по белому написано, что оно может быть обжаловано в таком-то суде и в таком-то порядке. Но МРГ предпочитает этого не замечать, и услужливо задирать хвост перед каждым районным ментом. А всего-то лишь достаточно железного правила: обжаловать 100% таких входящих постановлений. Требовать доказательств того, что имеются действительно веские основания для получения запрашиваемой информации — а не потому что левой ноге эшника так захотелось. И дело тут не в том, что «суд разберется» — мы все знаем про российский суд — а в повышении «входного барьера». Сейчас для эшника запрос во ВКонтакте — самый простой и дешевый способ «сделать палку», ведь готовый материал для возбуждения уголовного дела принесут на блюдечке с голубой каемочкой в кратчайшие сроки. А если он будет знать, что придется обязательно идти в суд и что-то доказывать, что история затянется на месяцы, и что он потратит кучу своего бесценного рабочего времени, которое иначе бы могло быть с пользой направлено на просмотр порнухи там же ВКонтакте — так он изменит свою модель поведения и будет искать другие пути.

Публичность.

Информирование.

Защита.

Если МРГ на самом деле не наплевать на своих пользователей, как она пытается сейчас рассказать в своих пресс-релизах.

Я как-то не натыкался раньше на эту тему, а там же просто ад

Это в связи с барнаульским конвейером арестов за мемы; там отдельно сообщается, что каждого обвиняемого в «экстремизме» путем размещения смешных картинок ВКонтакте вносят в список «пособников террористов» Росфинмониторинга.
Это очень несмешной список: тебе блокируют все счета и карты (и ты не можешь открывать новые), тебе никто не может переводить денег, ты никуда не можешь устроиться на работу, а с собственного банковского счета можешь снимать наличными максимум 10000 рублей в месяц (и живи как хочешь, ни в чем себе не отказывай).
Но главное — они туда вносят без всякого решения суда! То есть в отношении тебя возбудили дело — и ты попадаешь в список.
Так вот, я в него заглянул: там 8507 человек. Восемь тысяч пятьсот семь человек. Среди них, действительно, значится и «5203. МОТУЗНАЯ МАРИЯ СЕРГЕЕВНА, 26.08.1994 г.р. , Г. БАРНАУЛ АЛТАЙСКОГО КРАЯ;» — та девушка, которая первая рассказала об алтайских эшниках и стукачках. (Росфинмониторингу, разумеется, глубоко плевать на законодательство о персональных данных — это тебя замучают и оштрафуют, а они спокойно выкладывают).
Список, между прочим, так и называется — «Перечень лиц, в отношении которых имеются сведения об их причастности к экстремистской деятельности или терроризму», а URL еще красноречивее: «каталог террористов». То есть Росфинмониторинг, государственный орган, просто так объявляется террористами 8507 человек (!) — очевидно, подавляющее большинство из них без решений суда, просто потому, что даже с учетом всех придуманных ФСБшниками «террористов» реальных уголовных дел по терроризму не было, наверное, и десятой части от этого числа.
Если ты уже попал в этот список — обратного хода нет. Там рядышком (я дам ссылку в первом комментарии) есть вкладка «Исключенные физические лица» — их 14 человек. Уж не знаю, за все время существования списка, или за последний год, в любом случае — это меньше 0.2% от 8507. (Наверное, неслучайно это примерно соответствует статистике оправдательных приговоров в России).
А попасть в список, повторю, может любой. Просто за мемасик. Без суда и следствия, без каких-либо оснований. Бац — и ты уже «террорист», деклассированный элемент, исключенный из современной жизни общества.
Жуткая штука.

Я никогда не был фанатом Довлатова, но есть одна фраза из его наследия,

которая не оставляет меня равнодушным — та самая, цитируемая по поводу и без, про «кто написал четыре миллиона доносов».

Она меня раздражает безмерно.

Она и по общему смыслу порочная — она как бы распределяет ответственность людоеда, делает его не главным виновником чудовищных преступлений против своего народа, но одним из участников, это такое перекладывание ответственности в духе «юбку короткую надела» (да, убивал, но так все ж хотели, чтобы убивал) — но и, как мы прекрасно видим на материале сегодняшнего дня, фактически абсолютно неверная.

Четыре миллиона доносов — это не четыре миллиона людей. Не какое-то там жаждущее крови большинство.

Мы видим, как двух стукачек-студенток, работающих на фашистов из барнаульского центра Э, вполне достаточно, чтобы снабдить показаниями об «оскорблении чувств» весь большущий Алтайский край. Мы видим, как одни и те же «эксперты» сопровождают сотни таких дел, как одни и те же менты оказываются «терпилами» на самых разных митингах, как одни и те же понятые помогают «борцам с наркотиками» фальсифицировать тысячи «контрольных закупок».

Кто сейчас пишет десятки тысяч доносов? Несколько десятков выродков, большая часть из которых, к тому же, на зарплате.

На Верзилова и компанию составили протокол за «незаконное ношение форменной одежды со знаками различия»

Все-таки гениальность их сегодняшней акции в ее бездонной многогранности, которая раскрывается час за часом, и, наверняка, зачерпнет еще много уровней дна

Все постят смешное видео, как председатель Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер, в стельку пьяный,

не может удержаться на ногах во время саммита НАТО.

В связи с этим хочется напомнить, что Юнкер — премьер-министр Люксембурга с 1995 по 2013 год — ушел в отставку и потом проиграл внеочередные парламентские выборы после скандала, когда выяснилось, что люксембургские спецслужбы (!) незаконно прослушивали переговоры многих политиков, в том числе и оппонентов Юнкера из Демократической партии.

То, что этот человек был почти единодушно после этого избран председателем Еврокомиссии — это, конечно, очень яркий маркер того, что с евробюрократией что-то очень сильно не в порядке.