Askalex

Причина несчастья человеков

Ты спускаешься в ресторан, там – ешь, что захочешь. Проходили это в Турции, знаем – пятый день и скучно.

Рыбалка, холодно, уха у костра. Палатку сам, костер сам, рыбу поймай тоже сам. Комфорта в разы меньше, но лучше. Лучше, ведь, точно лучше. Так почему? Что не так с нами человеками? Стремимся к комфорту, получаем его и не чувствуем радости… Почему?

Стремимся не к тому, что любим на самом деле. Не комфорт дает человеку насыщенность, а контроль. Ключевое слово в разгадке почему на «рыбалке» лучше, чем за «готовым уловом» – «сам». Мы обожаем контролировать. Устаем от контроля, да, и иногда нам нужен отдых от решений, но большую часть времени нам нужно рулить, направлять, решать, строить, искать, поджигать, делать…

Причина несчастья многих людей – не отсутсвие комфорта, к которому они все больше и больше стремятся в незнании, где искать счастье, а низкий уровень контроля над жизнью – мало решений, которые человек принимает сам.

Взлетная Полоса 3.0
Киев 12 — 13 мая
http://askalex.ru/vp/kiev.html

Взлетная Полоса 3.0
Минск 19 — 20 мая
http://askalex.ru/vp/minsk.html

Эволюция
Штутгарт 9 — 10 июня
https://speakerclub.de/vp/

  • Сергей Ольков

    Дорогой друг!

    Поздравляю Вас и Ваших близких с Праздником Великой Победы Советского Народа
    в Великой Отечественной Войне, а я сын этого Народа, ибо родился в славном 1962
    году «в низком доме с голубыми ставнями» – в аккурат перед самой первой
    годовщиной полета Советского Человека в Космос, и мой славный дед – Иван Андреевич
    – крушил фашистских оккупантов.

    Выражаю признательность за замечания по моей монографии «Математические
    начала теории правоотношений, благо и злодеяний». Уточню Постановление Пленума
    ВС (я-то писал «Математические начала теории судебных приговоров» в 2016 году.
    То есть до выхода в свет нового Постановления, в котором, как Вы верно
    заметили, по отношению к термину «справедливость» ничего не изменилось
    (писали-то люди с теми же забитыми дерьмом мозгами).

    Трудность в том, что мои, мягко выражаясь, новаторские идеи крайне
    сложно внедрять не только в юридической среде. Она просто не подготовлена к
    этому, ибо плотно «висит» в средневековье и его религиозной догматике. Ребенок
    то после родов, куда попадает? – Именно в эту среду – с её «замечательными»
    нормами, которые впитывают с молоком матери и будущие гуманитарии, и будущие
    технари, не задумываясь в зрелом возрасте, откуда «растут ноги» соответствующих
    моральных и правовых стандартов (вспоминайте старика Сигизмунда Шломо с его
    супер-эго и Ивана Петровича Павлова с его условными рефлексами, которые,
    конечно же, взаимодействуют с безусловными); учат тому же дерьму своих деток,
    совершая круги ада, и, потом, какой-нибудь славный доктор физико-математических
    наук, имея за плечами реальное научное открытие, уподобляется в вопросах
    воспитания деток самому последнему дебилу, имея в багаже амбивалентность идей
    гуманитарного и технократического толка.

    Из того дерьма, которое называется юриспруденцией я сделал реальную
    науку (об этом уже можно и даже нужно говорить в полный голос), и в этом плане
    отвожу себе роль, по меньшей мере, Исаака Ньютона в гуманитарной сфере (думаю, Вы
    понимаете — оценка совершенно адекватна). Сим, естественно, ставлю себя в
    положение Джордано Бруно, ибо коллегам и прочим современникам утверждение явно
    не понравится. «Вот, ты – белый и пушистый», а мы – «не белые и не пушистые».
    Ничего не попишешь – таков закон Гаусса-Лапласа. Два процента в истории
    человечества – бесконечно малая величина относительно масштабов самого процесса.
    Неслучайно людей, попавших в эти проценты, можно сосчитать по пальцам одной
    руки. Не пытайтесь назвать имен, ибо в эти проценты не входите.

    В связи с чем мне глубоко наплевать на моральные нормы всех времен и
    народов, нормативно-правовые акты всех времен и народов, прецеденты и прочий
    средневековый хлам, в том числе, кодифицированный; что думают и пишут «коллеги»,
    не применяя в своем творчестве, с одной стороны, серьезных методов познания; с
    другой, той аксиоматики, которая должна лежать в основе нашей отрасли знания. В
    противном случае, с прискорбием пришлось бы играть незавидную роль Сольери в
    пьесе по выращиванию новой красивой музыки; или «учёного» мужа, принимающего во
    внимание гипотезы о трёх китах и четырех слонах; или, не дай Бог, какого-нибудь
    католического священника с синдромом «Целибата», вытекающими отсюда –
    некрофилией, садизмом и мазохизмом. Не надо говорить и о том, что антинаучное
    знание, включая в полной мере, обитающее в моральном и правовом сознании
    действующих субъектов истории, является неиссякаемым источником фундаментальных
    общественных болезней, уносящих мириады человеческих жизней.

    Остается
    выразить сожаление по поводу того, как им не повезло в смысле личных
    достижений, но они являются препятствием в развитии реальной юридической науки
    (шире – становлении научной морали), и в этом смысле приходится бороться с
    заразой ошибочных патологических «знаний», которые крайне опасны для здоровья
    человечества, в особенности, его будущих поколений. Парадокс состоит в том, что
    родители де-юре, любя своих деток, де-факто, готовят им незавидную участь,
    обитая в архаических морально-юридических пространствах.

    Мне плевать на их чины, должности и звания, пусть они – Короли, Президенты,
    Патриархи, Воры в законе, Парламентарии, Академики и Доктора, поскольку имею за
    спиной Абсолютную Истину, а это, если хотите, есть отражение Бога. Поэтому из ученых
    юристов, да и вообще гуманитариев, выиграет только тот, кто встанет под мои
    знамена. Все остальные – «покойники» или «помойники» в исторической
    перспективе, поскольку не оставят после себя никакого полезного исторического
    достояния, не воздвигнут себе «памятник нерукотворный», а отправятся на помойку
    истории.

    Вы отметили, будто моя работа рассчитана на юристов-практиков,
    автоматически подразумевая и юристов-ученых. Вы ошиблись! – Монографию вовсе не
    ориентировал ни на здравствующих юристов-учёных, ни на здравствующих
    юристов-практиков. В противном случае, был бы похож на полного идиота, кем,
    впрочем, и являюсь в глазах амбициозных конъюнктурщиков, считающих, что Цари
    выше Бога, и активно, нализывающих царям одно место. Она рассчитана на
    подготовленного читателя, а это будущие поколения, и дай Бог им скорого
    рождения, ибо в противном случае велика вероятность, что накопленный груз точек
    зрения и прочего исторического мусора в сознании религиозных фанатиков – как гуманитариев,
    так и технарей, утопит корабль Homo Sapiens в бурных волнах их политической и прочей активности.

    Ну
    что ж – «пусть флаги реют над полками», и мне, как говорят в народе, «по
    барабану» вся армия «как бы» противников – все они «помойники» и их
    историческое место – у «параши». Мой Бог – Математика, а, следовательно, Абсолютные
    Законы Мироздания, им и служим. Слава научной морали – могильщику антинаучной
    морали Человечества!!!

    Искренне Ваш проф. С.Г. Ольков

  • Сергей Ольков

    Всякий человек – самовлюбленное существо, стремящееся к счастью. Всё просто – легко описать обыкновенным дифференциальным уравнением первого порядка. Приоритет – по первичным биологическим потребностям. Наибольшая ценность – инстинкт дыхания, на второй позиции вода и пища, на третьей половая страсть. Измерить вес каждого инстинкта
    довольно просто. Основная проблема — роль условных рефлексов в организации
    поведения человека. Например, целибатом (обет безбрачия) можно запретить
    половую страсть, и в итоге получить полный набор «маньяка» — зоофила, некрофила
    и прочей гадости, с чем собственно, постоянно борется, не к ночи помянутый,
    папа римский. Если проще, то счастье – это меняющаяся во времени и пространстве
    конфигурация соотношения безусловных и условных рефлексов при отсутствии
    научной морали, формирующей последние, то есть условные рефлексы. В итоге полные
    3,14…