Следите за историей Игоря Вострикова из Кемерово

Не потому, что он одномоментно потерял всю семью – таких несчастий немало. Даже я на своём веку видел с десяток. А потому, что это – история самой России. Это Россия и есть. От любви до ненависти – и обратно. От греха до раскаяния – и обратно. От страха до мужества – и обратно. И так по кругу.
Следите за всеми изменениями. Не упускайте ничего. От «виноват правящий режим» — до «на этой трагедии провокаторы хотят что-то сделать». От гнева – до раболепия. И снова до гнева. И снова до раболепия. Бесконечный замкнутый круг. Вертел, центрифуга, стиральная машинка.
Следите за тем, как его используют. За тем, как он боится, восстаёт, и снова боится. За тем, как он, простой парень из Кемерово, столкнулся с реальностью. С настолько страшной, что он, конечно, вернётся обратно. В небытие, где и был.
Следите – и учитесь на этом примере. Это жуткая, но одновременно большая удача, что перед вашими глазами есть такой пример. И что он не ваш личный. Потому что не приведи Господь.
Учитесь. Усвойте этот урок. Иначе вас тоже зажарят и выстирают.
Не обвиняйте, но и не обольщайтесь. Не ждите ни прозрения, ни предательства. Просто учитесь на примере простого русского человека, имя которому – легион.
«История России – это борьба невежества с несправедливостью». Это сказал Жванецкий. А Жванецкий – гений. Нет ничего точнее ни про Игоря Вострикова, ни про нас.
Разорвите этот круг хотя бы в себе.

  • Сергей Ольков

    Уважаемые коллеги!

    Вопрос на засыпку — является ли преступлением против правосудия приговор,
    содержащий в себе обвинительный или оправдательный уклон? Согласно ч.4 ст. 15
    УПК РФ стороны защиты и обвинения равноправны, а, следовательно, суд, принявший
    участие в исследовании доказательств, и заявивший о виновности подсудимого,
    вынося приговор, обязан взять среднее арифметическое позиций сторон — защиты и
    обвинения по величине уголовного наказания, как основного, так и дополнительного. Очевидно, если судья не взял такое среднее
    арифметическое, то нарушил принцип состязательности сторон, превысил
    должностные полномочия. Доказывается все очень легко. Поднимаем протокол
    судебного заседания и смотрим, какую величину наказания предлагал
    государственный обвинитель, и какую требовала защита. Если судья не взял
    среднего арифметического, то он преступник!

    Оппонент:
    Это Вы так шутите? А что, реальные обстоятельства дела не влияют на
    решение судьи? Он их учитывать не должен? А должен принимать во внимание только
    среднеарифметическое от требований защиты и обвинения? А как быть с самим
    вердиктом: «Виновен» — «Не виновен»? Какое у него среднее
    арифметическое?

    Мой
    ответ: Здесь без шуток. Судья участвует в исследовании доказательств. Для этого
    имеется так называемое судебное следствие. Если он признает, что доказательств
    недостаточно, то вправе вынести оправдательный приговор по этому основанию. Но,
    если доказательств вины подсудимого достаточно, то он признается виновным и
    решается вопрос о назначении уголовного наказания. Стороны уже исследовали все
    доказательства, и здесь все ясно. Суд признал виновным. А вот теперь, когда
    назначается наказание, у суда нет никакого права выбора, чем взять среднее
    арифметическое наказаний, предложенных сторонами — защитой и обвинением. В
    противном случае имеет место, либо обвинительный приговор ( в пользу стороны
    обвинения), либо оправдательный — в пользу стороны защиты. А это не правосудный
    приговор и превышение судьей должностных полномочий! Других вариантов нет.
    Судья обязан взять среднее арифметическое. Это доказано мной в статье
    «Математические начала теории судебных приговоров».

    Не надо идеализировать судей, представителей стороны защиты
    и обвинения. Есть принцип состязательности сторон, и смысл его совершенно
    очевиден. С какой стати судья должен игнорировать, например, мнение защиты при
    вынесении приговора? Игнорирует — под следствие, ибо он преступник, нарушивший
    принцип состязательности сторон. В ч. 4 ст. 15 УПК РФ все сказано однозначно, и
    ни каких толкований здесь не требуется. Делим на два и все. Не поделил —
    преступник. Скажем, если по среднему арифметическому осужденному полагалось три
    года лишения свободы, а судья влупил четыре (в пользу стороны обвинения). Он
    что, грубо не нарушил конституционные права и законные интересы гражданина?
    Кстати, обратите внимание на важную деталь — гипотез я не выдвигаю. Это
    абсолютная истина. С математикой не поспоришь.

    Оппонент:
    Извините, но всё это совершенно неправильно! Вы свободно оперируете таким
    понятием как «неправосудный приговор». Расскажите нам, пожалуйста,
    что это такое? Если, представить себе, что это такая норма, то у неё должны
    быть гипотеза, диспозиция и санкции. Не будете ли Вы столь любезны рассказать
    нам гипотезу этой нормы — когда она должна применяться, по отношению к кому и
    при каких условиях… Боюсь, что Вы сделать этого не сможете. Для исследуемых
    Вами обстоятельств существует ст ст.305 — 309 УПК РФ, детально описывающие
    существо и форму приговора. Если хотя бы один из пунктов этих статей судом не
    исполняется, то это уже является основанием для его отмены. В предлагаемом Вами
    решении есть ещё и такой нюанс: защита не признаёт виновность подсудимого и
    считает, что он не должен быть наказан. Тогда, по-Вашему, судья должен
    суммировать требование обвинения с мнением защиты, т.е. делить срок наказания
    пополам. Но такой срок наказания может быть вообще не предусмотрен
    соответствующей статьёй! Как быть тогда?

    Мой
    ответ: Наказание за вынесение неправосудного приговора предусмотрено статьей
    305 УК РФ. В части первой записано: «Вынесение судьей (судьями) заведомо
    неправосудных приговора, решения или иного судебного акта» — это уголовно
    правовой запрет в виде диспозиции. Санкция по ч. 1 ст . 305 предусматривает
    максимальное наказание — до 4-х лет лишения свободы (то есть с учетом ч. 2 ст.
    56 УК РФ) от 2 месяцев до 4-х лет. Гипотеза здесь очевидна — «если будет
    иметь место неправосудный приговор» )и даже шире). Как в этом случае
    вынести приговор, соответствующий требованиям п. 4 ст. 15 УПК РФ. Очень просто.
    Если защита просит минимум наказания, то есть 2 месяца лишения свободы, а
    обвинение максимум — 48 месяцев, то справедливый приговор (2+48)/2=25 месяцев
    лишения свободы. Что касается, отказа защиты от признания виновности, то это
    только на этапе судебного следствия. Когда суд счел вину доказанной защита
    может просить только минимальное или иное наказание, но не нуль. В противном
    случае — это не объективная защита, и отказ защитника от участия в процессе,
    что недопустимо. Кстати, Вы ссылаетесь на нормы УПК, регламентирующие вынесение
    приговора. Главная из них в ст. 297 УПК (приговор должен быть законным,
    обоснованным и справедливым). Кроме того, принцип права главнее любой другой
    нормы, поэтому ст. 15 УПК имеет приоритет перед иными нормами УПК,
    регламентирующими правила вынесения судебных приговоров.

    Оппонент:
    Извините, но всё это совершенно неправильно! Вы свободно оперируете таким
    понятием как «неправосудный приговор». Расскажите нам, пожалуйста,
    что это такое? Если, представить себе, что это такая норма, то у неё должны
    быть гипотеза, диспозиция и санкции. Не будете ли Вы столь любезны рассказать
    нам гипотезу этой нормы — когда она должна применяться, по отношению к кому и
    при каких условиях… Боюсь, что Вы сделать этого не сможете. Для исследуемых
    Вами обстоятельств существует ст ст.305 — 309 УПК РФ, детально описывающие
    существо и форму приговора. Если хотя бы один из пунктов этих статей судом не
    исполняется, то это уже является основанием для его отмены. В предлагаемом Вами
    решении есть ещё и такой нюанс: защита не признаёт виновность подсудимого и
    считает, что он не должен быть наказан. Тогда, по-Вашему, судья должен
    суммировать требование обвинения с мнением защиты, т.е. делить срок наказания
    пополам. Но такой срок наказания может быть вообще не предусмотрен
    соответствующей статьёй! Как быть тогда?

    Мой ответ: Наказание за вынесение неправосудного приговора
    предусмотрено статьей 305 УК РФ. В части первой записано: «Вынесение
    судьей (судьями) заведомо неправосудных приговора, решения или иного судебного
    акта» — это уголовно правовой запрет в виде диспозиции. Санкция по ч. 1 ст
    . 305 предусматривает максимальное наказание — до 4-х лет лишения свободы (то
    есть с учетом ч. 2 ст. 56 УК РФ) от 2 месяцев до 4-х лет. Гипотеза здесь
    очевидна — «если будет иметь место неправосудный приговор» )и даже
    шире). Как в этом случае вынести приговор, соответствующий требованиям п. 4 ст.
    15 УПК РФ. Очень просто. Если защита просит минимум наказания, то есть 2 месяца
    лишения свободы, а обвинение максимум — 48 месяцев, то справедливый приговор
    (2+48)/2=25 месяцев лишения свободы. Что касается, отказа защиты от признания
    виновности, то это только на этапе судебного следствия. Когда суд счел вину
    доказанной защита может просить только минимальное или иное наказание, но не
    нуль. В противном случае — это не объективная защита, и отказ защитника от
    участия в процессе, что недопустимо. Кстати, Вы ссылаетесь на нормы УПК,
    регламентирующие вынесение приговора. Главная из них в ст. 297 УПК (приговор
    должен быть законным, обоснованным и справедливым). Кроме того, принцип права
    главнее любой другой нормы, поэтому ст. 15 УПК имеет приоритет перед иными
    нормами УПК, регламентирующими правила вынесения судебных приговоров.

    Оппонент: Извините,
    но Вы в своих построениях используете недопустимые приёмы: 1. Вы опускаете
    обязательное и очень важное в ст.305 слово «заведомо»; 2. где
    написано, что «Когда суд счел вину доказанной защита может просить только
    минимальное или иное наказание, но не нуль.»? Такого нигде нет — это Ваше
    предположение! Нормы такой нет! Вообще говоря, Вы меня, извините, но, по моему
    мнению, все эти Ваши доказательства не имеют правового основания. Боюсь, что
    наше дальнейшее обсуждение не приведёт нас к консенсусу — Вы слишком вольно, на
    мой взгляд, трактуете нормы права. У нас значительно более уважительное к ним
    отношение.

    Мой ответ: Во-первых, законы
    пишут люди с разным уровнем квалификации. Во-вторых, логические и правовые
    ошибки у Вас, а не у Вашего оппонента. У меня и с логикой, и с математикой, и со
    знанием законодательства, и практики его применения все хорошо. Слово
    «заведомо» опускаете ВЫ, а не я. Заведомо — это значит с прямым
    умыслом! Вы что считаете судей настолько тупыми, что они не могут вычислять
    среднее арифметическое? Отрицать приоритет правового принципа — вот это
    недопустимо, а вы, защищая судей, это делаете, используя, как раз недопустимый
    логический прием. А теперь представьте, что судят Вас и меня. Один судья в
    Тобольске, а другой в Рязани. За одно и то же по ч. 1 ст. 162 вам дают 8 лет
    (96 месяцев), а мне только 4 месяца. Это к совершенству закона, практики его
    применения и соблюдению принципов права. Если бы работала реальная
    состязательность, то мы бы с вами хотя бы получили примерно близкие сроки
    лишения свободы, и это было бы кратно справедливее того беспредела и произвола
    при вынесении судебных приговоров, который имеет место быть.