Способен ли выпускник речного ПТУ Мутко создать допинг-систему в масштабах страны?

Способен ли выпускник речного ПТУ Мутко создать допинг-систему в масштабах страны?

На мой взгляд, безусловно, нет.
Не способен, во-первых, в силу своей дремучей некомпетентности. Первое время на посту министра спорта Мутко даже не мог перечислить олимпийские виды спорта. Потом, правда, заучил список наизусть.
Во-вторых, не способен потому, что попал в спортивные функционеры случайно и от безысходности. В 1996-ом оказавшийся на улице питерский экс-вице-мэр Мутко использовал свою номинальную должность президента ФК Зенит, чтобы начать пиарить себя в новом качестве. С тех пор спорт, однако, так и не стал его любимым делом. Как говорят люди, знающие о его неадекватных амбициях, спорт — это то, что идет перед прогнозом погоды, и это место Мутко явно не устраивает.
В-третьих, не способен он оттого, что креативно бездарен и управленчески импотентен. Эти присосавшиеся к спорту чиновные серые мыши из Питера вообще, как на подбор, бесталантны и способны производить лишь заведомый трэш. Их ментальный потолок — перевод футбольного чемпионата на зиму. Результат: очередные две сломанные ноги в прошедшем туре.
Но главное, не способен Мутко создать допинг-систему в масштабах страны по той простой причине, что эта допинг-система была создана задолго до него.
В российском — а до этого советском — спорте давно уже борются два подхода к достижению результата. И, к сожалению, те, кто ставит на фармакологию, чтобы добиться побед за два-три года, как сорняки, вытесняют тех, кто работает на перспективу и пишет свою спортивную биографию природным дарованием, трудом и потом. В результате значительная часть талантливых честных атлетов и выдающихся тренеров-методистов уходят в никуда, уступая место нечистоплотным конкурентам. И надо признать, что подобная ситуация присуща в целом мировому спорту высоких достижений.
Но всё вышесказанное кардинально меняет одна существенная деталь: до Мутко, а точнее, до начала сочинского предолимпийского цикла допинг-система в российском (подчеркиваю — в российском, а не советском) спорте строилась на низовом уровне. Мелкое спортивное начальство открыто поощрять применение допинга боялось. Крупное же было занято «глобальными» планами, в число которых фармпрограммы не входили. И оставалась «сладкая парочка»: спортсмен и врач.
Одним из таких квазиврачей (причем весьма высокопоставленным) был Родченков — экс-глава федерального Антидопингового центра, а ныне главный информатор WADA по российской допинг-системе.
Этот прохиндей, беспринципный и циничный, но весьма профессиональный (в отличие от Мутко) и даже по-своему талантливый, в течение многих лет был частью всероссийской схемы по вымогательству денег у спортсменов за сокрытие положительных допинг-проб (в чем Родченков в 2015-ом был официально обвинен комиссией WADA).
Одновременно с этим Родченков и группа подельников наладили поставки запрещенной фармы ряду атлетов-сборников. Конкурирующие поставщики отсекались тем, что их клиенты-спортсмены ловились на допинге опять же Родченковым — главой Антидопингового центра.
То есть дилемма у тех топовых атлетов, кто сидел на фарме, была простая: либо стать постоянным клиентом Родченков&Co, либо вечно откупаться от того же Родченкова за регулярные залеты. Очевидно, именно так Родченков&Co отвоевали себе нелегальный статус монопольного допинг-дилера российских олимпийцев из разряда фармазависимых.
Родившийся в медицинской семье (мать работала в кремлевской ЦКБ) и поступивший на химфак МГУ по специальности «химическая кинетика и катализ», Родченков начал активно экспериментировать с допингом, по всей видимости, еще в студенческие годы. Именно тогда он, ничем не примечательный очкарик-ботаник, выполнил норматив мастера спорта в стайерском беге (кстати, от привычки проверять фарму на себе Родченков так и не избавился, и ошалело глотал свои коктейли даже в Сочи). После МГУ он защитил кандидатскую диссертацию по кортикостероидам и уже в 1985-ом попал на работу в Антидопинговый центр. Как видим, парень целенаправленно шел к цели.
Так вот, версия состоит в том, что сплоченная группа влиятельных специалистов по допингу и коррумпированных ими спортивных чиновников средней руки, главным мозгом и мотором которой (группы), предположительно, был Родченков, просто продала Мутко (а через него — хозяину Кремля) весьма заманчивую ситуацию. Суть ее такова: российская победа в Сочи реальна, поскольку создана надежная допинговая сеть, которая уже несколько лет успешно функционирует. При этом вероятность огласки минимальная, ведь в сеть входят лишь те, кто поставляет фарму, и те, кто ее потребляет, т.е. никаких лишних звеньев, а те, что есть, все повязаны.
И действительно, очень похоже, что поставки допинга шли напрямую атлетам, практически без вовлечения спортивных функционеров и тренеров. Смотрите:
— в лыжных гонках у Легкова и Черноусова перед Сочи был общий личный тренер — Рето Бургермайстер. Легков дисквалифицирован, а Черноусов чист. Получается, что тренер не при чем;
— в биатлоне из мужской сборной под подозрение не попал никто, а из женской эстафетной четверки в «черном списке» лишь трое. То есть никакой централизованной фармпрограммы, в которой были бы замазаны функционеры СБР и/или тренеры биатлонных сборных, не просматривается;
— по утверждению Родченкова, за подготовку и передачу атлетам разработанного им допингового коктейля в Сочи отвечала зам. директора Центра спортивной подготовки Родионова. При этом на ее шефе — директоре этого Центра, а ныне президенте СБР Кравцове — клейма ставить негде. По мнению Александра Грушина, многолетнего тренера лыжной сборной, подготовившего полтора десятка наших олимпийских чемпионов, Кравцов еще в начале нулевых подсадил пятикратную победительницу олимпиад Лазутину на дарбепоэтин, обеспечив ей бесславное завершение выдающейся спортивной карьеры. Казалось бы, почему не использовать в Сочи старые, проверенные кадры? Но нет, Кравцов слишком засвечен, поэтому выбор Родченков&Co грамотно пал на неприметную и «непорочную» Родионову.
Одним словом, если версия верна, то продавалась ситуация с крайне соблазнительным соотношением risk/return. В покупке этой ситуации были явно заинтересованы и Мутко (который горел желанием реабилитироваться после провала в Ванкувере), и Кремль (которому предстояло оправдать победами $50 млрд, вбуханных и распиленных в Сочи).
При этом от покупателей требовалось не так много: объявить и без того отчаянным спортсменам мощные стимулы (квартиры, машины, премии, ордена, пожизненное содержание) и обеспечить прикрытие (подмену допинг-проб).
Не учли ушлые ребята в Родченков&Co лишь одного: привлеченные к подмене проб чекисты, в силу средневеково-инквизиторских традиций своей конторы, имеют обыкновение зачищать концы.
Но и покупатели, похоже, кое-что не учли: к тому времени, когда в течение двух недель скоропостижно скончались руководители РУСАДА Синев и Камаев, прозорливый Родченков уже был в Штатах, под надежным прикрытием американской программы защиты свидетелей.
Ну а дальше вы всё знаете.

  Итоги олимпиады в Сочи на текущий момент:

Сергей Ляпунов