Леонид Волков про безнаказанность и люстрации

Вчера вечером в штаб в Воронеже ворвался отряд спецназа с собакой: «есть основания полагать, что у вас тут наркотики». Провели обыск в рамках дела по 228 статье, увезли координатора Павла Смирнова и заместителя Константина Распопова на освидетельствование. Ничего не нашли; к ночи отпустили. Смысл всего действа был, конечно, не в наркотиках, а, как обычно, в грабеже и получении доступа к информации — в ходе обыска в штабе изъяли шесть ноутбуков (личные компьютеры сотрудников и оказавшихся в тот момент в штабе волонтеров), давили на сотрудников, требуя «разблокировать телефоны и дать проверить содержимое». Ничего нового. (Ну разве что статья 228 — ее еще пока для вторжений к нам не применяли).
Но вот какой сюжет. Когда из штаба всех вывели, оставшиеся там эшники похозяйничали в меру ума и способностей. Изрезали несколько автонаклеек, из цифр выложили номер статьи 228 — благо все цифры подходящие в наклейке «Навальный-2018» налицо, можно и 228 выкладывать, и 282! — из букв — тоже поупражнялись в перестановках. Проявили чувство юмора, так сказать, оставили в штабе послание.
Ничего не екнуло: что никакого права хозяйничать в штабе нет, что наклейки эти — чужая собственность, что их «юмористическое послание» в виде недвусмысленной угрозы — вполне себе преступно. Понятно, что их такие мелочи не заботят.
Это яркий пример того, к чему приводит полная безнаказанность; это яркий пример того, почему нельзя обойтись без люстраций. Может ли хоть один эшник остаться на госслужбе в прекрасной России будущего? Нет.

  Не перепутайте:

Условия по программе "Рефинансирование" от РОСБАНК

Ставка от 12%, срок до 84 месяцев

Сумма от 50 тыс. руб. до 3 млн. руб.

Возраст от 22 лет (на дату подачи заявки на кредит) до 70 лет (на момент окончания срока кредита).