На самом деле, это такой важный момент истины

Вот мы открываем региональные штабы. «Выходим за пределы Садового кольца», как было модно когда-то говорить.
И у властей есть, по сути, два варианта:
1) Давить на арендодателей, присылать НОДовцев и провокаторов, пытаться срывать работу региональных штабов и все такое.
Но это будет означать ровно то, что Путин боится Навального, что Путин признает Навального своим единственным конкурентом.
2) Игнорировать и не замечать.
Но тогда возможны непредсказуемые последствия — 77 агитационных штабов Навального в регионах России за год активной работы вполне могут поменять политический
ландшафт, и в Кремле это, конечно, понимают.
Оба варианта их не устраивают (поэтому, конечно, мы и спешим с запуском региональной сети: мы-то тоже все это понимаем и просчитали, и пытаемся их загнать в цугцванг).
Поэтому они пытаются придумать третий вариант. Быстро вынести приговор и давить месседж: «В этой кампании нет никакого смысла, Навальный же не может баллотироваться, давайте обсуждать более реальных кандидатов». Ну и всякие околокремлевские журналисты будут за это все втапливать (скоро увидите).
Тут главное одно — не ведитесь. Это будет разводка; не ведитесь!
В выборах мэра Москвы Навальный тоже никак не мог участвовать: и уголовное дело, и муниципальный фильтр непроходимый. А поучаствовал. Потому что мы плевали на все эти формальности и работали.
И в 2017 году — план тот же.

  Не перепутайте:

Леонид Волков